«"/

Международный фестиваль Earlymusic

EARLYMUSIC представляет музыку барокко, ренессанса, средневековья и классицизма в ее аутентичном исполнении, связывая культурное пространство России c европейскими истоками. Фестиваль возрождает придворную музыку XVIII века и музыку русской усадьбы, представляет музыкальные традиции народов России, связывает Европу с персидской, японской, османской, китайской, корейской и другими культурами.

Earlymusic был основан в 1998 году в Санкт-Петербурге Элизабет Уайт (директором Британского Совета с 1998 по 2001 гг.), Марком де Мони и барочным скрипачом Андреем Решетиным. Фестиваль проходит ежегодно в сентябре в концертных залах и дворцах Санкт-Петербурга и его пригородов. Отдельные концерты повторяются в Москве и других российских городах.

Фестиваль EARLYMUSIC поддерживается Комитетом по культуре Санкт-Петербурга. Постоянными партнерами нашего фестиваля являются зарубежные консульства и культурные институты Санкт-Петербурга.

 Девиз фестиваля EARLYMUSIC: «Ломать стереотипы, открывать неведомое, формировать вкус!»

Искренне благодарим спонсоров, партнеров и друзей за поддержку, сотрудничество и помощь!

Со-Бытия

Просмотреть все со-бытия
Михаил Медведев. Огонь, порох и прочее

Георгиевская лента появилась на свет в 1769 году как принадлежность нового ордена, исключительно военного, учреждённого Екатериной II Великой во имя великомученика Георгия Каппадокийского. В своё время Пётр I уже пытался основать военный орден, но в итоге задуманная им кавалерская награда, посвящённая Александру Невскому, была утверждена при его супруге-наследнице как воздаяние равно за гражданские и военные труды. Екатерина II в первую очередь вдохновлялась примером австрийских военных наград – ордена Марии-Терезии (основанного в 1757 году и реформированного в 1765) и – до некоторой степени – более раннего Елизаветинско-Терезианского знака (1750). При этом никакого копирования чужих примеров не было – российский орден явился оригинальным учреждением во всех отношениях, включая фалеристическое. Позже были утверждены новые награды с георгиевской лентой – одни из них были формально «приписаны» к ордену Георгия Победоносца (например, Георгиевский крест или полковые георгиевские трубы), другие не были (и право использования георгиевской ленты оказывалось исключительно знаком высочайшей милости, строго говоря – знаком внимания монарха как главы всех российских орденов). 

В разные времена много было сказано о символике полос, избранных для российского военного ордена. В екатерининском статуте полосы были названы чёрными и жёлтыми, хотя с самого начала тёпло-жёлтый оттенок был близок к оранжевому или совпадал с ним. По всей видимости, именно графу Юлию Помпеевичу Литте (в своё время – сотруднику Павла I в учреждении российской ветви Мальтийского ордена) принадлежит риторически гениальное объяснение, связывающее расцветку ленты с огнём и порохом. Но это – то, что в наши дни называют пиаром, более того: это пиар времён Николая I.  

Итак, жёлтый и оранжевый цвет оказались фактически отождествлены, и это отсылает нас к геральдике, в которой все оттенки золота и жёлтый считаются взаимозаменимыми. Совершенно ясно, что первоначальное обоснование ленты учитывало цветовое совпадение с цветами герба империи (чёрный орёл, золотое поле). Но это не объясняет полос. Обращаясь к геральдической символике, имеющей отношение к обстоятельствам учреждения ордена, мы обнаруживаем чёрные и золотые полосы в фамильном, родительском гербе самой августейшей основательницы ордена. Они появляются там с настойчивостью, в трёх местах, и все восходят к исходному символу – к гербу графства Балленштедт, родового гнезда предков Екатерины II. 

 

 

Статут Ордена св. Георгия (1768, подписан в 1769; худ. Д. И. Козлов; Музеи Московского кремля, № ОМ-3234, с.1, 9).  

 

Императрица настойчиво позиционировала себя как очень русского человека и заслужила право делать это – достаточно вспомнить её литературные труды; но при этом прекрасно понимала, что в её лице судьба на одно поколение вернула былое величие роду Асканиев, из числа первейших династий в истории средневековой Германии. В российской литературе Екатерину часто поминают как отпрыска захудалого немецкого княжеского рода; вернее было бы сказать – захудалой ветви некогда великого семейства, власть которого простиралась на изрядную часть Европы. Она помнила, она гордилась; и потому лента российского военного ордена, ставшего для Екатерины очень личным, эмоционально интимным проектом, получила фамильную раскраску.  

 

Гербы герцогов Мекленбургских и князей Анхальтских в гербовнике, носящем имя его первого известного владельца, Ульриха Рёша, князя-аббата Санкт-Галленского (1460-е гг.; Stiftsbibliothek St. Gallen, Cod. sang. 1084, р.83). В нижней «строке» – щиты Аскании, Берингена и Анхальта (в свою очередь этот щит состоит из гербов Бранденбурга и Балленштедта). Выше – гербы ещё одной германской династии, сыгравшей немалую роль в истории России – Мекленбургского дома: одноименного герцогства (с относящимся к нему шлемом), владения Ростокского и графства Шверинского. Они не имеют отношения к екатерининским лентам, но очень уж хороши на вид. Герб князей Ангальт-Цербстских (раскрашенная гравюра на меди 1750 г.). Бернбург, Балленштедт и Аскания представлены в первых трёх частях многопольного щита. В шестой части щита бранденбургских орёл делит пространство с гербом Саксонии (это всё тот же полосатый балленштедтский герб, но с добавленным к нему зелёным «рутовым венком»).
Герб князей Ангальт-Цербстских (раскрашенная гравюра на меди 1765 г.). Эта версия стала последней, итоговой для цербстской ветви Асканского дома. В ней уделено больше внимания старым претензиям династии, а символы главных семейных гнёзд оттеснены на более скромные позиции. Гербовый щит рода графов Бобринских (в соответствии с пожалованием Павла I в 1797 г.) из Усольской усадьбы графов Орловых-Давыдовых (2 пол. XIX в.; краеведческий музей г. Сызрань, инв.№ М-975). Берингенский герб – в нижней половине щита.

 

Догадку о балленштедском происхождении ленты ордена святого Георгия подтверждает вторая екатерининская орденская лента – чёрно-красно-чёрная лента ордена святого Владимира, учреждённая в 1782 году (вероятно, по проекту гениального Н.А. Львова). В отличие от георгиевской, владимирская лента не может считаться воспроизводящей цвета императорского герба: оба цвета представлены в гербе, но использование красного цвета (поля сердцевого щитка) в обход расцветки фигуры в этом щитке было бы в геральдическом отношении совершенно некорректно. Зато бросается в глаза соответствие с главными цветами герба графства Берингенского (ещё одного родового центра Асканиев) и почти тождественного ему герба владения Бернбургского: чёрный медведь, идущий по красной (червлёной, как говорят геральдисты) крепостной стене. Кстати, именно этот символ из всего геральдического достояния Асканиев вошёл в состав герба графов Бобринских.  

В случае с черным и красным цветами владимирской ленты возможна и перекличка с двумя породнившимися орлами – российским и ангальтским (точнее, бранденбургским в составе герба Ангальта). Но такая косвенная аллюзия, вероятно, могла сыграть лишь вспомогательную роль в семантической программе кажущегося простым орденского символа – так же, как перекличка с цветами имперского орла и поля под ним была вспомогательным фактором использования балленштедтских полос в 1769 году. 

Всё это никогда не афишировалось, и со временем понадобилась мифология толкований – «огонь и порох» и прочее, чтобы объясниться с публикой. 

У этой мифологии есть и новейшие уровни, в основном – довольно противные. Разумеется, не существовало никакой отдельной «гвардейской» советской ленты: это была георгиевская лента, но не называемая по имени, спрятанная сразу под несколькими псевдонимами (то, что рисунок лент ордена Славы, медали «За победу над Германией» и морского гвардейского знака совпадал, не получало никакого официального объяснения). И, разумеется, не было никакой власовской награды с этой лентой (хотя если бы она и была, это ничего не меняло бы). Но это уже не екатерининский контекст; это – другая реальность, с которой мы и имеем дело на улицах и в сети. И, по-видимому, правы те, для кого при переменах окружения актуальны исходные смыслы, те, кто готов вслушиваться в earlymusic символической традиции. Они не просто наблюдают прошлое. Они наблюдают важное. А там, возможно, за чёрной полосой окажется золотая. 

 

 Сервировочный лоток из сервиза ордена святого Георгия. 1777-1778, завод Гарднера. Из собрания Екатеринбургского музея изобразительных искусств.

 

Сервировочный лоток из сервиза ордена святого Георгия. 1777-1778, завод Гарднера. Из собрания Екатеринбургского музея изобразительных искусств. 

 

Трансляция концерта-посвящения Марии Леонхардт

21 марта в 16:00 (по московскому времени) EARLYMUSIC представит первый концерт из весенней серии «Посвящения». Это посвящения крупнейшим фигурам, важным для фестиваля, ансамбля «Солисты Екатерины Великой» и лично художественного руководителя обоих Андрея Решетина.

В День старинной музыки и день рождения И. С. Баха мы представим премьеру концерта в честь Марии Леонхардт (Нидерланды) — нашего учителя барочной скрипки и основательницы петербургской барочной скрипичной школы. В течение более чем 15 лет Мария проводила регулярные мастер-классы в Санкт-Петербурге, в результате чего сложился круг её русских учеников. Вместе с Марией регулярно приезжал Густав Леонхардт с незабываемыми концертами на клавесине, клавикорде и органе.

Именно под влиянием Леонхардтов были сформированы эстетические принципы EARLYMUSIC.

Трансляция онлайн-концерта «В ожидании Благовещения»
Феодоровский собор

В концерте, приуроченном к празднику Благовещения, прозвучат сонаты из цикла «Розарий» Г. И. Ф. Бибера и музыка двора Екатериной Великой

Исполнители — ансамбль «Солисты Екатерины Великой»: Андрей Решетин (скрипка), Андрей Пенюгин (скрипка) и Ирина Шнеерова (клавесин).

OLD AXL Академия Earlymusic
Образовательные и исследовательские программы фестиваля

В начале 80-х мансарда AXLя была тем местом, где сами собой открывались начала всякому слову, всякому человеку. Исследовательский и образовательный проекты фестиваля EARLYMUSIC, которые мы ведем в течение года до каждого следующего Фестиваля, объеденены под именем OLD AXL АКАДЕМИИ EARLYMUSIC. 

Old AXL Академия EARLYMUSIC с каждым годом все более проявляет себя как центральная идея Фестиваля, его душа. Исследовательские и образовательные проекты теперь почти непрерывно сменяют друг друга в течение года. Аналога им не существует в России. Каждый новый фестиваль предъявляет публике результат этих трудов. Каждый год можно видеть, как изменилась, насколько выросла российская культура в той сфере, которую охватывает EARLYMUSIC. 

Форс-мажор 2020 неожиданно помог увидеть результаты усилий EARLYMUSIC  последних лет. Нашей основной целью было соединить в музыкантах, танцовщиках, певцах, актерах равное понимание слова, движения и музыки. И мы можем радоваться, что такие специалисты появились у нас. Так, «Ариадна на Наксосе» Георга Бенды, целиком поставлена Андреем Пенюгиным, скрипачом «Солистов Екатерины Великой». Он работал над барочным интонированием немецкой речи, ставил жесты, занимался музыкальной партитурой.

Идеал певца в эпоху барокко предполагал равное владение словом, жестом и вокалом. Вера Чеканова, выдающаяся российская певица, проявила себя как великолепная барочная актриса в постановке, где была лишена своего привычного оружия — блестящего вокала. 

Константин Чувашев подготовил новую редакцию барочного балета Клауса Абромайта «Союз Ветра и Моря» по сюите Golovinmusiken Юхана Хельмиха Румана, сочиненной для коронации Петра II в 1728 году. В этой редакции многие танцы сочинены российским хореографом.  

Продолжается большая работа по возрождению русской барочной поэзии. Этот год был посвящен в основном Антиоху Кантемиру, а также Михаилу Ломоносову.  

Пришлось перенести до лучших времен работу по французскому театру XVII века, запланированную на этот год с французским актером Тьерри Пето. В надежде на ближайшее будущее оставлены планы по работе с вокальным ансамблем EARLYMUSIC.  

Анри Волохонский
Начало музыки

P.S. ПослеСловие

«Сплетни и плутни»: на литературные темы беседуют Анри Волохонский и Илья Кукуй. - https://topos.ru/article/1759

Благодарим журналу "Арзамас" и лично Леонида Фёдорова, Илью Кукуя и Филиппа Дзядко.

Записи взяты из интернет-журнала «Арзамас» — https://arzamas.academy/special/volohonsky

 

 

Феликс Равдоникас
Пространственные символы музыки

Феликс Равдоникас, он же Фелискон, родоначальник российской EARLYMUSIC. С него началось в России историческое исполнительство. Это он сделал первые аутентичные инструменты, переводы старинных трактатов, заинтересовал первых музыкантов.

Его отец, Владислав Равдоникас, знаменитый советский археолог. Мама, Людмила Иванова, художница, ученица Филонова. Феликсон закончил Мухинское училище. Дипломной работой был сделанный собственными руками орган. Занимался ковкой (от кованной скульптурой до органных труб), книжной графикой, математикой, генетикой, расшифровкой наскальной письменности, реставрацией редких музыкальных инструментов, придумывал свои, играл на флейте, снимался в кино, был мастером спорта по скалолазанию и велоспорту, обладал удивительным литературным даром. Это неполный перечень сфер деятельности, где он оставил свой неповторимый след. Как мыслитель он намного опередил свое время. Лишь немногие из его работ доступны для понимания неподготовленному читателю. Однако, они фундаментальны. И усилия, затраченные на их понимание, всегда окупаются сторицей.

Мы предлагаем вдумчивой аудитории EARLYMUSIC одну из его книг, «Пространственные символы музыки», изданную в 1997 году. 

 

Титул

Иллюстрации

О полноте органологии

Дубокрайские флейты

Амбошурное отверстие флейты-траверсо

Флейта-траверсо: звук и процесс дутья

Флейта-траверсо: толерантность тонов

Флейта-траверсо: резонансы и положение пробки

Флейта-траверсо: аппликатуры

Оригинальные корнеттные мундштуки в собрании ИТМиК

Мундштуки нюрнберских труб 17 века

Ансамблевый рожок русских петухов

Представление полного распределения толщин деки

Барочные смычки в Санкт-Петербурге

Мензурация российских фортепиано

Изготовление музыкальных инструментов в России до 1917 года

Из музыкального обихода Екатерины II и Павла I

Музыкальный автомат из бюро Рентгена в Эрмитаже

Классификация строёв по абсолютной высоте

Коллизия непониманий

Пространственные символы музыки

Перечень упоминаемых инструментов

Указатель титульных источников

Указатель имён

Публикации автора по темам сборника

Приложение: Герой собственного времени

Франциск Ланг. Рассуждение о сценической речи.

Рассуждения о сценической игре с пояснительными рисунками и наблюдениями над драматическим искусством соч. отца ордена Иисуса Франциска Ланга. С приложением при сем символических образов в применении к сценической постановке и театральному костюму. С разрешения начальства иждивением Иоанна Андрея де-Ла-Гэ, академического Ингольштатского книгопродавца. Мюнхен. Типография вдовы Марии Магдалины Родин. 1727. (Русский перевод В. Н. Всеволодского-Гернгросса под редакцией Ф. А. Лютера. Петербург. 1910)

 

Скачать книгу

Андрей Пенюгин, скрипка. Уильям Гершель XXIV каприччио для скрипки соло
ReachSoundArt и EARLYMUSIC представляют:

24 каприччио для скрипки соло английского астронома и композитора Уильяма Гершеля — одно из самых удивительных сочинений в истории музыки. Неординарна фигура самого композитора — долгое время музыкальное творчество Гершеля находилось в тени его заслуг как ученого. В солидном списке музыкальных произведений 24 каприччио, несомненно, самое оригинальное сочинение. Сложно поверить, что столь смелые гармонические решения и психоделические образы могли появиться еще в 1763 году. Запись 24 каприччио - очередная мировая премьера фестиваля EARLYMUSIC и ансамбля «Солисты Екатерины Великой». Каприччио найдены и записаны скрипачом ансамбля, специалистом по редкой барочной музыке Андреем Пенюгиным.

 

Послушать релиз